Category: город

56

Евреи, пожалуйста. Остановитесь, не танцуйте. Звучит песня "Еврейское гетто"



Конечно, Навка дура. Не надо было трогать эту тему. Холокост – это еще не история. Еще живы те, кто… И пусть этот танец останется на ее дурацкой совести.

Но я не о Навке и соринке в ее глазу. О нас с вами.

Евреи, в русском ресторане давно были? Не очень юную и давно не стройную хозяйку заведения в костюме инопланетянина образца 70-х прошлого века, хлопающей в ладоши, давно видели?

(Грозным голосом)
- Хоп! Хоп! Хоп! Танцуют все! Кто у меня там? Не танцует? А ну ка хоп-хоп... Х-О-о-о-О-П!

Но не обижать же кого-то, пригласившего тебя на семейное торжество. И идешь… Туда, где твоя ровесница в костюме инопланетянина орет "хо-о-п" и изо всех сил сердито лупит в натренированные ладоши.

И слышишь веселую танцевальную музычку. И понимаешь, что это аранжировка. А на самом деле ритм у этой песни медленный и заунывный. И понятно, что не все присутствующие это понимают, потому что условно называемое "русской улицей" - это такой же кибуц галуйот, как и вся страна. И, как никто из "русских" не понимает, о чем поют на амхарском, так львиной доле говорящих на русском непонятна песня "Еврейское гетто", под которую дожевывая и весело отплясывая гости уважают уважаемого человека.

Хоп? Хоп? Хоп? Соринка в глазу Татьяны Навки? Евреи, пожалуйста. Остановитесь, не танцуйте. Звучит песня "Еврейское гетто".

О койвшен, койвшен, койвшен папиросен
Трикинэ ин трэволас барбосэн.
Куйвче куйвче бэна мунэс,
Готах мир ай шенрахмурэс,
Ратовита ё сын финэ той.
Друзья, друзья, смотрите - я не вижу,
Милостынею вас я не обижу.
Подходите не робейте,
Сироту, меня согрейте,
Посмотрите - ноги мои босы.

56

О марше пленных немцев в Москве - помню

немцы2
Collapse )

Семья жила тогда на Первой Тверской-Ямской. Второй дом от улицы Горького, что возле старого театра Кукол, ресторана «София» и метро Маяковская. Кроме метро там уже не осталось ничего, а тогда…

При первой бомбежке Москвы мама исчезла. Все. Пропал ребенок. Паника, ужас, истерика, бабушка грозит наложить на себя руки. Следующий кадр – ребенок возвращается, объясняя свое отсутствие бегством в метро, после которого всю жизнь рассказывает о том, как в день первой бомбежки Москвы в первый и последний раз в жизни получает от родителей тумаков.

Кстати, в последующие дни или месяцы бомба попадет в дом, где потом будет ресторан «София». Но это уже другая история, а пока…

В семье будут Свердловск и бабушкина работа в госпитале, дедушкин фронт и смерть его мамы в Ташкенте от голода, будет мамина цинга, будет Бабий Яр и гетто города Смела, будут похоронки и День Победы. И будет еще один семейный скандал, связанный с побегом мамы из дома.

В тот день, как пишет Википедия: "17 июля 1944 года. Колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров, в основном захваченных в плен в Белоруссии войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов". http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E0%F0%F8_%EF%EB%E5%ED%ED%FB%F5_%ED%E5%EC%F6%E5%E2_%EF%EE_%CC%EE%F1%EA%E2%E5

Маму не выпускали, но она сбежала и все равно увидела. И всю жизнь помнила. И часто рассказывала. Как шли они… оборванные, некоторые чуть ли ни в лохмотьях; понурые, грязные, до отрешенности безразличные к происходящему. И все они; каждый из них был лично виноват в гибели Ларика.

Хоть и двоюродные, но они с мамой очень дружили. Почти ровесники, только Ларик был года на три-четыре старше. У него была бронь. Как особо одаренный студент, Ларик не должен был идти на фронт. Но… Это же понятно - то, что он пошел добровольцем. И немедленно погиб. Под Сталинградом.

Ларика уже не было, а они были и их вели по Горького; тех, кто убил Ларика. Мама не помнила на каком факультете он учился; рассказывала только, что его мама после получения похоронки не прожила и нескольких месяцев. Умерла ли, или наложила на себя руки…

Их гнали толпой по улице Горького, тех, кто под Сталинградом убил Ларика. Вшивых, вонючих, депрессивных – проклятых вели мимо дома их врага, а вслед шли поливальные машины, смывая сыпавшихся с них вшей и грязь.

Мама была единственной в семье, кто это видел. Остальные побрезговали.
56

Павел Глоба: «Москву ждет революция»




Извините... Но... Это астрологический прогноз или элегантный способ озвучить угрозы через третье лицо?
Если соединить выделенный текст в непрерывную речь, то получится - что?


(...)лучше мэру уйти добровольно, причем в течение двух ближайших недель.
(...)Если он этого не сделает, то все будет гораздо тяжелее.
(...)места ему не нашлось. (...)поэтому он должен просто освободить его.
(...)он сделал свое дело и теперь должен освободить свое место (...)
Власти он не нужен. И ей будет очень хорошо, если он уйдет со своего поста. Никто его после этого трогать не будет.
Он уйдет, о нем забудут(...)
(...) для того, чтобы не потерять все, он предпочтет потерять только часть.


Collapse )