Астролог Наталия Барская (Израиль) (nataassa) wrote,
Астролог Наталия Барская (Израиль)
nataassa

Categories:

Диалоги в мечети Хасан-Бек

Барон Ротшильд занимался практической реализацией идеи отца-основателя сионистского движения Теодора Герцля - на рубеже XIX и XX веков он скупал у арабов Палестины земельные участки, на которых основывались еврейские поселения. Начало ХХI века ознаменовано аналогичным движением, - но в прямо противоположном направлении: израильские арабы-мусульмане при поддержке энтузиастов-евреев разыскивают земельные участки ВАКФа, чтобы выкупить и вернуть их законным владельцам

Евгения Кравчик (''Новости недели - Репортер'')


В последний раз я была рядом с находящейся на тель-авивской набережной мечетью Хасан-Бек 2 июня 2001 года - на следующее утро после теракта у входа в дискотеку ''Дольфи''. И вот спустя четыре года я оказалась вначале в просторном дворе, между двумя фонтанами, предназначенными для ритуального омовения, а затем - в небольшом помещении (столик с книгой Корана да сложенные в углу головные уборы для женщин).

- Пожалуйста! - протянула мне скользкий шелковый свиток Холуд Масалха, координатор Центра арабских палестинцев в Израиле.

Получив из рук молодой женщины белое покрывало с круглым отверстием, я просунула голову в дырку. В результате только голова осталась непокрытой.

- Глядите, как это делается, - объяснила Холуд с мягкой улыбкой. - Отверстие - для лица, а голова должна быть покрыта.

Приблизившись к высокой двери, ведущей в мечеть, мы дружно разулись и босиком зашагали по ковру. Внутри было тихо и пустынно. Согласно традиции, молитвенный дом, или мечеть - место мира и ясности, без образов или идолов. Обстановка его проста, чтобы можно было спокойно размышлять - сидя или стоя. ''Воистину, Аллах не прощает, когда веруют в других богов, кроме Него, но прощает, кому пожелает, все грехи, кроме этого. А тот, кто верует в других богов помимо Аллаха, пребывает в глубоком заблуждении'' (Коран 4:116).

Прибывшие с Холуд арабские журналисты-мужчины выстроились рядком и опустились на колени, чтобы мысленно обратиться к Аллаху. Женщины тем временем расселись на полу, покрытом ковром.

- Салям алейкум! - приветствовал гостей адвокат Ахмед Балаха, после чего перешел на иврит (среди участников выездного семинара, организованного Центром арабских палестинцев, оказалось несколько сотрудников ивритоязычных СМИ).

Он сообщил собравшимся, что мечеть носит имя Хасан-Бека, турецкого чиновника, в начале ХХ века занимавшего пост губернатора Яффо. В те времена район Аль-Аджаме простирался от площади с часами, с которой ныне начинается Старый Яффо, до улицы Алленби.

- В начале прошлого века Хасан-Бек задумал построить здесь мечеть, - рассказывает Ахмед Балаха. - Средства на строительство пожертвовали состоятельные горожане, а рабочую силу губернатор обеспечил бесплатно. В конце ХIХ века старейшины мусульманской общины Яффо обычно собирались на площади с часами, в турецком административном здании (''сарае''). Хасан-Бек просил каждого из них помочь строительству, чем может. Кто-то доставал блоки, кто-то - цемент. Работа кипела. Постепенно местом посиделок яффских старейших стала стройплощадка на берегу моря, в районе Аль-Аджаме...

Балаха делает небольшой исторический экскурс. До 1948-го община яффских арабов процветала. Однако после событий 1948 года (такого термина, как ''Война за независимость'', в лексиконе лектора нет) значительная часть жителей Яффо бежала в Ливан, на Западный берег реки Иордан, в Газу и другие места. Оставшиеся несколько тысяч человек были помещены в окруженное со всех сторон забором гетто.

После образования государства Израиль мечеть Хасан-Бек была передана в ведение министерства по делам религий, которое, в свою очередь, приспособило ее для нужд Гистадрута - организации ''А-поэль а-циони''. В мечети разместились руководящие органы ''А-поэля'', там был открыт детский сад.

- Так продолжалось до середины 60-х, - говорит Ахмед Балаха. - Здание долго не ремонтировалось, обветшало и пребывание в нем стало опасным. Пришлось ''А-поэлю'' перебраться в другое место. До конца 70-х мечеть пустовала. Была разрушена часть минарета. Мы утверждаем, что это было сделано преднамеренно. Евреи, со своей стороны, доказывают, что в 1948 году из минарета велись обстрелы близлежащих кварталов Тель-Авива. До сих пор можно найти карикатуры, на которых изображены арабские снайперы, ведущие из минарета стрельбу... В 1973 году Попечительский совет передал мечеть Хасан-Бек брату Шимона Переса - ее сдали в долгосрочную, на несколько поколений аренду за символическую плату: лира в месяц или даже в год.

Шейх Али Ятин, старожил Яффо, активист Северного отделения ''Исламского движения'', дополняет:

- В 1957 году Тель-Авивский муниципалитет объявил мечеть Хасан-Бек разрушающимся зданием и бросил ее на произвол судьбы. В 1974 году мэрия решила превратить мечеть в торговый центр, оставив мусульманам для молитвы крошечную комнатку. На первом и втором этажах планировалось построить 24 магазина. По нынешним меркам арендная плата не должна была превысить десяти агор в месяц: коррупция в те времена была чудовищной...

В высоком дверном проеме возникает фигура пожилого седовласого человека. Это - Цви Эльпелег, бывший посол Израиля в Турции.

- Попечительский совет, в чьем ведении находилась мечеть, состоял не из арабских жителей Яффо, - включается он в беседу, - в его состав входили лица, назначенные городской администрацией. Неудивительно, что при таких ''хозяевах'' мечеть была продана фирме подрядчиков. Договор между представителем фирмы и членами Попечительского совета был подписан под покровом ночи на бензозаправочной станции в Абу-Кабире. Ко мне обратились арабские жители Яффо: они были встревожены тем, что в мечети собираются разместить торговые объекты. Мы попытались убедить руководство Тель-Авивского муниципалитета в бесперспективности этой затеи, а затем подали иск в окружной суд. Нам было известно, что благодаря выгодной сделке каждый из членов Попечительского совета положил себе в карман 1000 лир. Иск был подан от имени Сиксика - единственного члена Попечительского совета, отказавшегося от взятки. Я нанял адвоката (платил ему из собственного кармана). Однако судебный процесс до конца доведен не был: строительной фирме удалось перекупить адвоката, представлявшего интересы истцов. Тем не менее цели своей мы достигли: муниципалитет изменил статус мечети, признав ее зданием, предназначенным для отправления религиозных обрядов.

Позже, однако, неправедными путями, говорить о которых я сейчас не стану, статус мечети был снова изменен, и из объекта религиозного назначения она превратилась в торговый центр. На сей раз незамеченным покушение на молельный дом не прошло: в Яффо начались бурные демонстрации. Волнения продолжались несколько дней. Под давлением общественности мэрии пришлось пойти на попятную и окончательно признать мечеть объектом религиозного назначения. Мэром города тогда был Шломо Лахат (Чич), с которым я познакомился во время службы в армии. Однажды Лахат опубликовал в ''Едиот ахронот'' статью, в которой было написано примерно следующее: ''Хасан-Бек, небось, посмеивается в аду по поводу того, что Шимон Перес борется за судьбу его детища''. Я попытался объяснить Чичу: Перес борется не за детище Хасан-Бека, а за вдов и детей палестинских беженцев из Яффо, за их материальное благополучие. Я считал, что построить магазины можно, но не в здании мечети, а на прилегающей к ней территории, площадь которой превышает два дунама. Главное - в чей карман пойдет полученная от торговли прибыль: присвоят ли ее подрядчики или она будет использована на нужды бедняков Яффо. Еще с времен Османской империи средства ВАКФа использовались в целях оказания помощи неимущим: на них открывали детские сады, школы, больницы. Чич, однако, отклонил мою идею...

Выходим во двор. В тенистом уголке неподалеку от резных ворот мужчины попивают черный кофе.

- В чем заключается предназначение ВАКФа? - спрашиваю я тем временем Мухаммеда Ватада, корреспондента газеты ''Коль эль-араб''.

- Арабское слово ''вакф'' означает ''удержание'', - объясняет он. - Институт ВАКФа возник в VII-VIII веках в Халифате, получил распространение во всех странах ислама и явился экономической основой огромного влияния мусульманского духовенства. ВАКФ занимает особое место в иерархии благотворительных институтов, так как представляет имущество, отчуждаемое в благотворительных целях. После передачи имущества в ВАКФ оно перестает быть собственностью учредителя этого ВАКФа, не становясь, вместе с тем, собственностью того, кто этим имуществом управляет. Имущество, переданное в ВАКФ, запрещено использовать не по назначению, установленному учредителем. Шариатом запрещено учреждать ВАКФ в свою пользу или в пользу членов своей семьи. Примерно с XII века ВАКФы являются постоянным источником финансирования религиозных учреждений. В Османской империи примерно треть всех земель принадлежала ВАКФам. В настоящее время в ведении мусульманского ВАКФа находится Храмовая гора.

Попрощавшись с имамом Хасан-Бека, выходим на улицу. Напротив, за дельфинарием плещется лазурное море. В нескольких стах метрах от нас высится причудливый корпус отеля ''Давид Интерконтиненталь''. Доктор Мустафа Кабха, преподаватель исторического факультета Открытого университета, обращает наше внимание на люк колодца, вписавшийся в отполированную до блеска кладку мостовой. По-английски на нем выгравировано: ''Палестинская металлообрабатывающая компания ЛДТ''.

- Яффо - это Палестина, - произносит за моей спиной кто-то из арабских коллег.

Бороться и искать

Перемещаемся в исламский ''матнас'' (дом культуры) на улице Ефет, что в квартале Аззаме, неподалеку от Старого Яффо. На противоположной стороне красуется расписанный граффити кирпичный забор. Вывеска гласит: ''Забор дружбы''.

Новая сессия выездного семинара посвящена проблеме, решением которой Центр палестинских арабов в Израиле целенаправленно занимается уже не первый год: как вернуть имущество ВАКФа, которое, по словам адвоката Балаха, составляет 8% всей израильской недвижимости.

- Распространяемая сионистами теория об ''освобождении'' земли Палестины противоречит фактам, которыми мы располагаем, - говорит Ахмед Балаха. - Вместо того, чтобы позволить мусульманам использовать принадлежащую им землю и недвижимость, государство в лице временного правительства еще в 1948 году наложило на него лапу. Начиная с 1949 года инструкции по управлению имуществом ВАКФа постоянно ужесточались, а в 1950 году они были узаконены кнессетом. Принятый тогда закон не имеет аналога ни в одной цивилизованной стране. Он гласит: имущество человека, оставившего то место, где он проживал, переходит под контроль военной администрации. Сделано это было только по отношению к мусульманам - имущество арабов-христиан не тронули. Во-первых, потому, что их гораздо меньше, чем мусульман, а во-вторых, чтобы не нарваться на конфликт с Европой. В результате в настоящее время министерство финансов Израиля распоряжается имуществом мусульман во всех городах со смешанным населением - Лоде, Рамле, Яффо, Акко и Хайфе. Государство назначает попечительские советы. Эти советы и решают, вернуть ли мусульманам принадлежащее им имущество или нет. В большинстве случаев вопрос решается отрицательно.

Ахмед Балаха приводит такой пример: в Яффо, например, ВАКФу вернули только мечети плюс три здания, в том числе клуб, в котором мы находимся.

- Тем временем мусульманскому ВАКФу принадлежат десятки дунамов земли, сотни зданий, магазинов и так далее, - подчеркивает Балаха. - Впоследствии в закон была внесена существенная поправка, которая позволяет мусульманским организациям пользоваться имуществом ВАКФа, хотя сама недвижимость и отчуждена в пользу государства. В результате распоряжается и управляет им Главный государственный попечитель. В большинстве случаев он передает мусульманское имущество в ведение Главного земельного управления, а уж оно может землю нам продать - причем по максимально высокой цене. 90% имущества ВАКФа, включая часть мечетей и кладбищ, находится в ведении Главного земельного управления, однако сдать нам недвижимость в долгосрочную аренду оно категорически не готово. Когда мы обращаемся в государственные инстанции и суды с требованием возвратить ВАКФу имущество, нам отвечают: на сегодняшний день невозможно определить, о каких зданиях и участках идет речь, потому что архив сгорел.

Найти и не сдаваться

Слово берет Цви Эльпелег:

- Меня часто спрашивают: почему ты, еврей, борешься за возвращение мусульманам их собственности? На мой взгляд, каждый гражданин обязан знать всю правду, чтобы понять, когда и почему Израиль совершил фатальную ошибку. Речь идет о собственности огромной мусульманской общины, многие поколения которой жили на этой земле. Практически все 9 конфессий, действующих на территории Израиля, имеют свой ''ВАКФ'' - есть он у друзов, черкесов, христиан и так далее. Не так давно аналогичная проблема возникла с имуществом греческой православной церкви: согласно публикациям прессы, патриарх Ириней подозревается в продаже евреям части недвижимости. Но ведь земельные участки не принадлежат лично патриарху, они являются собственностью общины! С мусульманским ВАКФом произошла и вовсе скандальная история: его имущество пропало. Так, в 60-е годы на месте старого мусульманского кладбища в Тель-Авиве был построен отель ''Хилтон''. В промышленной зоне Герцлии на принадлежащих ВАКФу участках расположены здания фирм хай-тека и сотовой телефонной связи. Жилой квартал Саламе в Тель-Авиве также построен на земле ВАКФа. Не знаю, чем руководствовалось государство, присваивая эти земли: ведь они не требовались для размещения объектов оборонного значения. Порядка 60% действующих в Яффо магазинов являются имуществом ВАКФа. Но кто арендует сегодня эти помещения? Частники! Вносят ли они арендную плату, а если да - то кому? Неужели попечительским советам? Насколько мне известно, Попечительский совет Яффо состоит из двух адвокатов-евреев. Почему ни у кого не хватает мужества поставить эту проблему на повестку дня, сказать о ней в полный голос?

Слово берет шейх Али Ятин.

- В 1987 году в районе Бавли в Северном Тель-Авиве было обнаружено мусульманское кладбище, - сообщает он. - Я много лет занимаюсь поиском документов, на основании которых можно установить, какие участки и здания принадлежат ВАКФу. Мне удалось раздобыть оригиналы, датированные пятидесятыми-шестидесятыми годами прошлого века.

Шейх Ятин рассказывает, как он искал документы: неделями рылся в горах бумажного мусора, выброшенного несколькими попечительскими советами. И во многом преуспел, хотя до достижения конечной цели пока далеко.

- В 1962 году был подписан договор на строительство в Тель-Авиве отеля ''Хилтон'', - говорит шейх Ятин. - Стороны: строительный подрядчик и муниципалитет Тель-Авива-Яффо. Стоит гостиница на территории, на которой до того располагалось мусульманское кладбище. Следовательно, ее владельцы должны были выплатить ВАКФу компенсацию, однако сделано это не было. Кто, по-вашему, продал частным подрядчикам территорию старого кладбища? Попечительский совет!

Приводит шейх Ятин и другой пример: в 1952 году в Яффо действовала банда, наводившая ужас на местных жителей. Впоследствии ее ''крестный отец'' стал членом одного из попечительских советов, торговавших имуществом ВАКФа.

- 99% членов попечительских советов составляют евреи, - подчеркивает шейх Ятин. - В результате создалась парадоксальная ситуация: в настоящее время ни один из арабских жителей Яффо не желает становиться членом такого совета - даже торговцы наркотиками категорически от этого отказываются (! - Е.К.).

Цви Эльпелег вспоминает: в 70-е годы он участвовал в собрании, проходившем в клубе ''Исламского движения'' в Яффо. Приехал на встречу и депутат Дарауше.

- Я обратился к присутствующим: почему вы, арабские депутаты кнессета, не принимаете никаких мер в целях изменения закона? - говорит Эльпелег. - В последнее время мы с доктором Мустафой Кабха пытаемся узнать, где находится имущество ВАКФа, сколько дунамов земли ему принадлежит, сколько зданий... Ни в Управлении Государственного попечителя, ни в Главном земельном управлении, ни в канцеляриях городских компаний развития это имущество не зарегистрировано. Как бывший посол Израиля в Турции и почетный консул, я сейчас пытаюсь получить соответствующие документы в архивах Стамбула. Если нам удастся расшевелить депутатов кнессета и вернуть мусульманам отнятое у них имущество, справедливость будет восстановлена.

Напоследок приведу выдержки из статьи Вадиа Аувада, помещенной на ивритском сайте израильских арабов ''Махсом''. Озаглавлена статья так: ''Накба (катастрофа) палестинского города''.

''Яффа арус аль-бахар'' (''Яффо - палестинская невеста, невеста моря'') - так говорили о городе, считавшемся экономической и культурной столицей Палестины, - пишет автор. - До 1948 года в Яффо процветала не только промышленность и торговля, но и культурная жизнь. Здесь издавались десятки газет и журналов, действовали многочисленные просветительские учреждения. Все это прервалось после катастрофы. Вот уже 57 лет арабских жителей Яффо нещадно дискриминируют, многие из них по-прежнему остаются в изгнании... Впрочем, не только Яффо был разрушен и опустошен: в 1948 году были разрушены все 11 палестинских городов''.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments