December 25th, 2013

56

Завтра исполнится 23 года со дня моей Алии. Завтра... А позавчера?

Если я начну обобщать и делать выводы - это будет политика. Политика - потому что вывод напрашивается ровно один: Где мы живем?

А значит, не буду. Расскажу свою историю без эмоций, политики и комментариев. Как есть.

Позавчера.
Звонит банковский служащий. Говорит, что на мой счет пришел арест. Арест на 13500 шек. Из службы судебного исполнения.

Вчера.
Утром бегу в банк. Получаю распечатку. Там сказано, что меня судили. Что присудили заплатить 13500 шек. больничной кассе Маккаби.

Бегу к адвокату. Сообщаю адвокату, что последние 20 лет я являюсь членом совсем другой больничной кассы и Маккаби ко мне никакого отношения не имеет. Как и я к ней.

Сегодня.
Утром звонит адвокат. Рассказывает. Рассказывает, что в 1991 году в одну из больниц центра Израиля поступила на лечение некая совершенно посторонняя мне женщина по имени Екатерина Вайс. Женщину сопровождала дочь, которая назвалась именем Наталия Барская. Сказала также, что Екатерина Вайс - ее мать. Больная от долговой подписи отказалась, за нее расписалась назвавшаяся моим именем дочь. В больничных документах указано мое имя и мой номер удостоверения личности.

Также стало известно...

Стало известно, что в 2001 году меня судили. Приглашения на суд и другие судебные документы на протяжение последних 22 лет приходили на адрес, по которому я очень недолго проживала 22 года назад.

Позавчера? Ну... я это выше уже сказала. Мне арестовали счет.
Комментировать я эту историю не буду - дала себе слово в интернете матом не ругаться.

Единственно, что радует - это адвокат. Который потирает руки и грозит в адрес больничной Маккаби иском за все это беззаконное безобразие.

Такие дела :)

Еще комментарии:
https://www.facebook.com/natalia.barskaa/posts/10201020964587236?ref=notif¬if_t=like