Астролог Наталия Барская (Израиль) (nataassa) wrote,
Астролог Наталия Барская (Израиль)
nataassa

Categories:

Я знаю три ловушки. А какие израильские ловушки знаете вы?

Приятельница рассказала. Возвращалась на днях домой. Ночью. Поездом. С ракевет «А-Шалом» есть несколько выходов, она пошла к тому, который привычный. Пробила на выходе билет и уткнулась в закрытую дверь.

Ловушка.

И что теперь – до утра на полу спать? В ловушке их было двое. Вторая девушка перелезла через турникет и пошла искать кого-нибудь. Нашла! Приятельницу освободили. Но теперь другая проблема. Как через единственные незапертые ворота выйти на улицу, если билет уже пробит на выход? Лезть через турникет? Как-то пленниц все-таки освободили, в связи с чем вспомнились две другие ловушки, в которых побывала уже я сама.

Мамы нет почти девять лет, поэтому, понятно, что речь идет о ловушке десяти примерно лет давности. Как там сейчас, не знаю, но пробовали ли вы в те годы попасть в Тель а-Шомер после восьми вечера? На автобусе.

Несколько раз за годы маминых болезней бывало, что ехала ее навещать не из дома, а из Тель-Авива. И попадала в ловушку. Потому что автобусы в сторону Тель а-Шомер, как минимум, еще лет десять назад, ходили до восьми вечера. Т.е. выходили в восемь и из больницы, и в сторону больницы. Конечных остановок в Тель а-Шомер в те годы было две. Одна рядом с миюном и вторая в противоположном углу со стороны военной базы.

Ловушка.

Вы в восемь вечера садитесь в Тель-Авиве на 45 или 70 автобус, доезжаете до конечной, а ворота больницы закрыты. И ни одного исходящего автобуса. И ни одной проезжающей машины, потому что там тупик и нет жилых домов. И как хотите, так оттуда и выбирайтесь. Вызывать такси с таханы мониёт Тель а-Шомер бесполезно. Ехать не хотят. Потому что вечер. Потому что, дабы взять пассажиров таксисты стоят в очереди. И никто ради заработка в 10-15 шекелей свою очередь терять не хочет. Разве только в ловушке соберется человек пять, готовых скинуться на мародерскую цену. Или пешком. Что далеко не ближний свет, потому что прямой дорожки нет. Надо сначала до светофора, а потом налево, что по протяженности равно примерно двум остановкам. Пешком не менее 30-40 минут, но ног на такое хватит не каждому.

Еще одна ловушка – это тель-авивская Центральная автобусная станция.

Тоже не знаю, как сейчас. Туда тоже попала много лет назад, но заработав такой стресс, что помню ту историю в мельчайших деталях. В те годы я еще в телевизоре была и меня из-за телевизора вечно цепляли на какие-то скучные мероприятия, от которых было неловко отказываться. При том, что человек я не чванливый и даже не светский. Мне и до сих пор неловко бывает, если в лицо узнают, а тогда и подавно тяготило, когда приходилось где-то присутствовать чуть ли ни под видом селебрити. Как и в тот день… Пришлось отсидеть целый вечер в очень симпатичной кафеюшке в районе Алленби в компании десятка чванливых теток. Знаете, бывают такие – разбухшие от денег, но и до старости сохранившие печать голодного детства в глазах. Короче, вываливаемся мы из той кафеюшки. Собираюсь взять такси, но тетки наперебой орут, что довезут до таханы, а оттуда у меня автобус прямо до дома. А я водки выпила, хочу в такси, я спать хочу, но такой уж характер, не люблю спорить по пустякам. Ладно, думаю, пусть везут до таханы. Приезжаю. Время, помню, было 23.30. И тахана заперта! И я в ловушке. Потому что последний автобус выходит с таханы в 24.00, но въехать на тахану можно только на автобусе. Войти – невозможно. Что не страшно, потому как вдоль Левински стоит караван такси. Но те заламывают мародерскую цену. Деньги у меня с собой были, но платить 250 шекелей отказалась из принципа, потому что даже по ночному счетчику с таханы до меня не больше 80, а по договорной не более 120.

Мечусь тем временем между разными входами и выходами. Надеюсь, найти хоть одну открытую дверь. По пути вижу то, чего никто из присутствующих не видел никогда и никогда не увидит.

Друзья! Около шести-восьми лет назад я видела ночную жизнь т-авивской таханы мерказит!

Народа там ночью тьма-тьмущая! Малайцы, нанайцы, китайцы, эритрейцы, разрисованные устрашающими ранами нищие, множество юных европейского вида проституток, мутные наркоманы и снабжающие их сырьем торговцы… И ни одного полицейского, к которому можно обратиться с вопросом или за помощью. Побродила я по этому клубу кинопутешествий, побродила и…

Разозлилась и пошла на следующую остановку. Пешком по Левински. На старую тахану, там близко. И тут.

С левой стороны глухая красная стена новой таханы. На самой Левински домов нет, есть только улицы, выходящие к ней перпендикуляром. И на одном из таких т-образных перекрестков я полностью протрезвела.

Помните, были времена, когда в том районе проживали десятки тысяч африканских нелегальных беженцев? Я их видела. Всех сразу. Точнее, эпицентр проезжала, когда уже сидела в такси. Но протрезвела раньше. Когда наткнулась на стайку африканских нелегалов.

Один из граждан Африки прямо на тротуаре улицы Левински «общался» с кем-то. Даже не факт, что под негром находилась проститутка. Существо было непонятного возраста, пола и даже цвета кожи. Единственное, что можно было предположить почти наверняка – тот организм был полностью съеден наркотиками. Рядом расположились еще двое беженцев. Что еще помню, летней ночью на беженцах были одинаковые клетчатые фланелевые рубахи с длинными рукавами. Рубахи новые, потому что выглаженные и со стрелками на рукавах. Не удивляйтесь таким подробностям. В силу своей профессии я человек очень наблюдательный. По мне ШАБАК плачет)

В ту ночь ШАБАК не плакал, он смелся. Надо мной. В ту ночь надо мной бы любой смеялся, потому что те два негра - они вдруг внимательно на меня посмотрели. А теперь представьте. Ночь. Тель-авивская тахана мерказит. На тротуаре @бущийся с проституткой негр, а чуть в стороне, ожидающие своей очереди, еще двое, которые глядя друг другу в глаза занимались… ой, вей… безо всякого стеснения, на глазах у прохожих… И я рядом.

В душе поднимается панический хохот. Понимаю, что ни лишний возраст, ни вес этой ночью меня не спасут. Что моя личная жизнь, наконец, получила шанс на природное разнообразие. Что по сравнению с тем несчастным существом, которое было очень жаль… что я крутая красавица.

Ловушка.

В этот момент вдали в районе таханы включается зеленый светофор. И я шагаю прямо под колеса. Поступаю правильно, потому что стань я голосовать, ни одно такси в таком месте не остановится. Но такси остановилось. Иначе б ему пришлось меня задавить.

Нервно плюхаюсь в машину и скороговоркой называю адрес. И хрен с ними с сотнями шекелей, которые таксист сейчас заломит. Деньги у меня с собой были, но таксист включает счетчик. И на чистом русском языке…

- Госпожа Барская, а что Вы здесь делаете? В такое время.

Чуть ли ни оправдываясь - начинаю рассказывать. Таксист в ответ выключает счетчик.

- Сначала, давайте, я Вам покажу, куда Вы хотели пойти пешком. И мы поехали.

Знаете, там примерно напротив овощного базара есть синагога на большой лужайке. Так та казалась полностью клетчатой из-за сотен спящих на земле беженцев, одетых в те самые одинаковые теплые рубашки. На всех скамейках, под скамейками, на тротуарах, прислонившись к мусорным бакам… Негры в клетчатом были повсюду. Дальше автобусная остановка. Там всегда располагался публичный дом, двери которого в дневное время всегда закрыты. Ночью – нараспашку! И на улице, и на автобусной остановке - вокруг все то, что я с полчаса назад уже видела на тахане.

Малайцы, нанайцы, китайцы, эритрейцы, разрисованные устрашающими ранами нищие, множество юных европейского вида проституток, мутные наркоманы и снабжающие их сырьем торговцы… И ни одного полицейского, к которому можно обратиться с вопросом или за помощью.

Дальше, включив счетчик, спаситель вывез меня из ловушки и повез домой.

А какие израильские ловушки знаете вы?
Tags: я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments