Астролог Наталия Барская (Израиль) (nataassa) wrote,
Астролог Наталия Барская (Израиль)
nataassa

Categories:

Тбилисо (Наталия Барская, 1996 год)

Написано в 1996 году.
Не факт, что этот рассказик войдет в книгу. Скорее нет, чем да. Но это глупство дорого мне тем, что стало первым из рассказов, опубликованных в Израиле.
-----------------------------

- Расскажи мне о себе. Как ты выглядишь?
- Я молодая блондинка. У меня голубые глаза, стройная фигурка, губки бантиком, изящные кривые ножки, зеленые ушки и вообще – я крокодил.
(из анонимного телефонного разговора)

Москва всегда была сумасшедшим городом, а последние годы придали жизни в ней и вовсе форму гротеска. Именно с этой точки зрения мы воспринимали поначалу объявления в газетах, обещающие уставшим от работы мужикам, осуществление всех их самых сумасшедших любовных фантазий – по телефону. Потом привыкли.

Я и при советской власти мужиком, выпавшим из обоймы не был – деньги водились. Коммунист коммунисту глаз не выклюет, так что Перестройка от кормушки не отогнала. Даже наоборот – овес в ней стал и количественнее и качественнее. Все то же самое, только деревянный корм поменяли на зеленый. Жизнь стала и веселей, и богаче, и собачей. Как и положено жизни нового, но старого еврея, делающего бизнес в Москве.

Старый каламбур: «Я старый, больной мужчина со справкой» догнал меня в тот момент, когда и можно все, и есть на все, вот только не можешь почти ничего. Я и раньше-то большим гигантом не был, а сейчас и вовсе… Даже с женой из-за этого развелся. Вернее, она со мной.

Мать у меня была еврейкой, отец украинец. Потому я всегда и говорил, что жениться надо только на еврейке или украинке. Когда в московских газетах появились первые объявления о сексуальных услугах по телефону, я реально разозлился. За державу обидно.

Обещанные объявлениями подружки были еврейками, а другой конец телефонного провода находился на исторической Родине. Воспитание я получил традицинное, поэтому, несмотря ни на что, полагал, будто настоящая еврейская девушка не может быть проституткой. И вдруг.

Папа меня любил спрашивать: «Славка, у тебя был миллион баб?»

- Нет, только пара тысяч.
- Гони до миллиона!

Секс по телефону помогал исполнить данный папе обет, не выходя из моей одинокой сегодня квартиры на проспекте Мира, без ненужных усилий. Сиди себе и крути телефонный диск, а там тебе и Сарочка, и Хана, и Ривка, Рахель, Софочка, и даже Суламифь!

От горячих лесбиянок и Бабы Мони я отказался категорически. Есть у Трутнева такое мнение.

Я выбрал Лену. Общение с девушкой, имеющей такое простое и милое имя, не наносило моей ранимой еврейской душе ни малейшего морального ущерба. Стоила минута специфического разговора с Израилем немало, но деньги у меня, как я уже говорил, и были, и есть.

Первое время наши разговоры, как и положено, носили жестко целенаправленный характер. За это было «уплочено». Она была послушна, убедительна, а «пионерская правда» ее нежного юного голоса, не оставлявляла никаких сомнений в том, что любые мои желания не только исполняются, но исполняются (можно подумать) с радостью.

Иногда она становилась девицей истеричной и стервозной. Устраивала мне сцены ревности. Требовала, чтобы я звонил только ей одной. Ругалась, кричала: «Ты почему вчера ночью звонил Ривке? Она мне все расказала. Иди, звони ей! Я с тобой говорить не хочу – ты мне изменяешь!»

Каждый раз Лена создавала новый образ, и это было забавно, интересно.

Она изображала настоящую страсть, и я даже верил иногда. Как-то раз спросил: «Не противно, что у тебя такая помоечная работа?» Ответ самолюбия не потешил. «Не-а... Совмещаю приятное с полезным. Приятно, что зарабатываю. На таких вот. На линии висишь часами, звонишь из Раши по дорогому тарифу. Полезное? Координирую работу «бригады онанистов в действии», состоящей сплошь из мудаков, вроде тебя!»

Стало скучно... Прошли недели и от нечего делать я как-то опять набрал тот номер: «Слушай, а сколько тебе лет на самом деле?»

- Сорок четыре, а многие, работающие здесь, еще старше. Сами пишем эротические рассказы, сами из озвучиваем. Это довольно прилично оплачивается. Среди «русских» здесь нет ни одной простой бабы – все с высшим образованием. Тебе не надоело еще глупостями заниматься?

Вот с тех пор наши разговоры и стали продолжительными. Только общение перешло на иной уровень. Говорили о старом - россиянка, она оказалась учительницей младших классов, эрудированной и довольно образованной дамой. Чем только не приходится зарабатывать на жизнь нашим бывшим соотечественницам в условиях идеальной абсорбции.

Разговорившись, выяснили, что лет двадцать лет назад отдыхали в один и тот же период на одном и том же горнолыжном курорте. А еще тогда могли познакомиться. Общение все больше приобретало форму переписки лейтенанта Шмидта с его блудливой подругой.

- Расскажи, расскажи… Помнишь… во время Олимпиады в восьмидесятом, какие мы тогда финские ликеры пили… Сливовый вариант, брусничный, клюквенный… Сейчас никакого не попьшь – желудок болит. Помнишь? Москва, какой Москва была пустынной тогда. Как потом - в день похорон Брежнева. Помнишь?

С бывшей женой я таком никогда не говорил. Молодая, ей и сейчас-то всего за тридцать. С женой не говорил о Брежневе, с Леной перестал говорить о сексе. Что зря время терять. На секс.

Другим девушкам не звонил. Лена и сама с охотой рассказывала о своих подругах по работе.

- Ривка у нас девушка творческая. Актриса. Такое вытворяет! У нее наибольшее число постоянных клиентов.

Иронизирует и даже насмехается над клиентами так, что мы все умираем от смеха. «Дурак, дебил, придурок… Что ты звонишь сюда? Настоящую бабу не можешь себе найти? Псих! В твоем возрасте надо заниматься сексом только в живую».

- Мне кажется, что ты старуха, - говорит ей клиент.
- А мне кажется, ты сумасшедший.

- Как ты онанируешь? – спрашивает.
- А ты как?

- Я первый спросил.

Хана другая. Та разговаривает так, будто это ей доставляет удовольствие. Она флиртует, всерьез назначает телефонные свидания, ждет звонка. Девушка Хана молодая, но очень некрасивая, поперек себя шире. Реализует свои романтические устремления на такой работе. С клиентами у нее все на полном серьезе – основательно и надолго. И тоже масса постоянных клиентов.

- А что за мужики звонят? – спрашиваю я.

- Разные. Я их по акцентам различаю. Кто из Азербайджана, кто из Грузии, кто из Средней Азии. У меня красивый голос, правда? В молодости даже поступала в консерваторию. «После того»… я им иногда пою песни. О Баку, о Ташкенте… «Тбилисо-о», - запела Лена и рассмеялась. Эти песни с удовольствием слушает вместо колыбельной мой годовалый внук. А у тебя внуки есть?

- Скоро будут. Сын недавно женился.
- Знаешь, один меня однажды «раскусил». Ты, говорит, врешь, что тебе двадцать один год. Для такой молодой бабы ты слишком эрудированная.

- И дети звонят? – спросил я как-то.
- Самое ужасное, когда звонят дети. Мы ведь обязаны с каждого абонента деньги тянуть, эфирное время накручивать. Девушки так и делают, я - нет. Не могу. Слышу детский голос, начинаю тихонько журить. Или кладу трубку. Если перезванивает и опять попадает на меня, даю основные положения сексуального ликбеза. Рассказываю то, что можно прочитать на эту тему в любой книге. И только без пошлости. Например, так: «Запомни, мальчик, то, о чем мы с тобой говорим, это восхитительный мир секса». И только так. Читай художественную литературу – Мопассана, Цвейга… Они писали об этом очень красиво».

У детей странные представления о телефонном сексе. «Мы хотим поговорить с красотками, - говорит ребенок. «Детка, у нас секс по телефону, а не по телевизору», - отвечаю.

Часто звонят, лишь бы оскорбить, унизить, обозвать. С такими я не разговариваю, сразу кладу трубку. Не думай, что моя работа – это низменное, постыдное. Мы в большинстве случаев работаем, как служба психологической разгрузки. Создаем хорошее настроение. Помогаем людям. Во всяком случае, я именно так к этому отношусь. А ты, как скажешь.

- Обиделась?

Через полгода случилась неприятность. В припадке целомудрия российское правительство запретило эксплуатацию зарубежных телефонных секс-линий. Таким образом, мой шмидтовский «роман в разговорах» приказал долго жить. Работа-дом, дом-работа и все. Раньше хоть Лена была, а сейчас и вовсе тошно стало в четырех стенах «старому больному мужчине со справкой».

Врать не буду. В Израиль я поехал не за тем, чтобы искать там по всем телефонным секс-линиям свою телефонную любовницу. Ну, Эйлат! Ну, Хермон! Ну, разные другие экскурсии и развлечения. Ну и что? Для родственников и друзей я всегда был и есть человек благополучный, богатый, без комплексов и проблем. Не мужчина, а «жених на подхвате», как называли меня пожилые еврейские тетушки.

- Вот хорошая женщина. Познакомься. Тебя это ни к чему не обязывает.

Я позвонил…
Tags: я
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments